Jump to content

Leaderboard


Popular Content

Showing content with the highest reputation since 01/26/21 in Blog Entries

  1. 1 point
    Всем привет! Особенно тем, кто еще меня помнит Сто лет не летал, не читал, не писал. А тут на старости лет купил себе Окулус и MSFS 2020. И понеслось ))) Полетал поначалу на Piper Cub, но он мне не понравился: взлетает, как МиГ-29; в ГП в пол-газа стрелку указателя скорости в желтую зону укладывает; и вообще ведет себя как невесомый бумажный самолетик. Поэтому сейчас для VFR я пересел на полностью аналоговую Cessna-152. Пока осваивался в новом симе, слетал из Черноголовки (UUMC) на Северку (UUML), а из неё - в Большое Грызлово (UUDG). Ну и решил замкнуть кольцо вокруг Москвы через Ватулино (UUMW) и, возможно, еще в Шевлино заскочу, бывал я там, на планерах развлекался. И вот вчера (6.11.2021) полетел из Б. Грызлово в Ватулино. Как обычно, с реальной погодой, которая в окно выглядела не очень, но и не смертельно. Но не учел, бар-р-ран, что погода на западе области - совсем не то же самое, что на востоке. Поначалу меня неприятно огорчал только крепкий, 14 узлов, ветер в левую скулу. Цессна летела бочком, градусов под 15-20 к линии заданного пути. Но облачность была метров 600-800, видимость хорошая, я вел ориентировку и уверенно продвигался по маршруту. Ближе к Наро-Фоминску погода стала портиться: мир сузился до 5 км, а облачность начала давить сверху. Начался мелкий противный дождичек. На траверзе Наро-Фоминска, запретку над которым я обходил южнее, немного распогодилось, и я воспрял духом. А зря. Если бы я знал какой ад начнется дальше, я развернул бы оглобли обратно. Буквально за две минуты видимость сократилась до 500 метров. Я еле различал местность под собой. А иногда она пропадала совсем. Дождь лупил в стекло, самолет швыряло порывами ветра. Исчез горизонт. Пришлось перейти на пилотирование только по приборам. Получалось так себе. На этот раз мне не удалось оттриммировать строптивую Цессну как следует, и она то норовила залезть повыше, а чуть тронь триммер - повисала на штурвале. Пока положение самолета в пространстве контролировалось периферийным зрением, это создавало лишь легкий дискомфорт. Когда же пытаешься одновременно удержать и скорость, и курс, и высоту, и крен, и тангаж - это становится проблемой. Однако, я все же не убился и продвигался примерно в нужную сторону. Спустился пониже, до 150 метров. Так я хотя бы иногда видел макушки деревьев под собой. Иногда среди них попадались какие-то домики и дороги, но восстановить по ним ориентировку было совершенно невозможно. Поэтому я по возможности держал курс 315 и ждал Минское шоссе. Выйду на него - и восстановлю ориентировку. Я эти места прекрасно знаю, в Дорохово прошло моё детство: у нас там дача. Наконец я увидел под собой широкое четырехполосное шоссе. Сомнений не было - это Минка. Поозиравшись, заприметил домики по правую руку. Если я не очень сбился в курса, это должна быть Шелковка, а за ней, стало быть, Дорохово. Я развернул самолет вправо и полетел на восток. Однако, мнимая Шелковка закончилась, а Дорохово так и не началось. Прямое, как телеграфный столб, упавший в траву, шоссе уходило сквозь лес и терялось в туманной близи. - О'кей, - подумал Штирлиц. - Возможно, это была не Шелковка, а Моденово. Эк меня на запад отнесло! И продолжил лететь вдоль шоссе, справедливо ожидая появления знакомых мест. Наконец слева замаячил какой-то населенный пункт. Я заложил вираж и внезапно уперся носом в огромное круглое озеро. Которого в Дорохово отродясь не было. Секундный ступор уступил место озарению: это Тучково! Сверившись с картой, я убедился, что да, это то самое озеро. Теперь все наконец встало на свои места, и я развернулся вдоль шоссе обратно на запад. То, что я принял за Шелковку, и было восточной окраиной Дорохово. Не туда свернул. Ладно, не страшно. Страшно другое: видимость опять ухудшилась, и я с высоты сто метров снова еле различал шоссе под собой. В общем, на третий день до Зоркого Орла дошло, что в такую погоду он не только не сядет в Ватулино, но даже не найдет его. Ребром встал вопрос: что делать? Вариантов, как обычно, было всего три: 1) Кружить и ждать улучшения погоды (ага, ну-ну...). 2) Идти с покаянной головою в Шереметьево или Домодедово. Там, конечно, посадят, но потом люлей вкатят - мало не покажется! Так что оставим это на самый крайний случай. 3) Ну и третий вариант - Кубинка. Не знаю как сейчас, а лет десять назад она точно была аэродромом совместного базирования. Там и покатушки проводили, и даже летная школа была. По-любому, это лучше, чем Шереметьево. Ищу на карте VOR, ILS, ну хоть что-нибудь, что покажет направление - и с ужасом понимаю, что вояки все засекретили. Только частота башни, и все, хоть умри! А умирать-то как раз и не хочется. Лететь по шоссе? Но Кубинка далеко в стороне, я её просто не увижу, мимо пролечу. Эврика! Вьющаяся на севере река Москва почти упирается в аэродром! Разворачиваюсь на северо-восток и через пару минут с трудом, но нахожу извилистое русло и пытаюсь ему следовать. Однако, речка вихляется, как припадочная, и хотя я едва не цепляюсь колесами за макушки сосен, пару раз умудряюсь потерять её и снова найти. Наконец вижу небольшой "прямичок", и если я ничего не напутал и речка после него круто свернет влево, я должен буквально носом упереться в аэродром. Есть! Вижу блестящие от дождя бетонные полосы, хватаю микрофон и запрашиваю посадку. Ответ - как ушат холодной воды: аэродром работает только на IFR, в посадке отказано! - Знаете что, - говорю. - Идите вы в х@й. Если хотите запретить мне сесть - сбивайте. А я иду к третьему, а потом сажусь. Мне терять нечего. На том конце пауза, потом диспетчер говорит: - Хорошо, садитесь, но под свою ответственность. - А то под чью же... - со злобой цежу я, разворачивая самолет над лесом на посадочный курс. На секунду вижу вздыбившиеся в правом окне деревья, сердце проваливается: кажется, что переборщил с креном, что он почти 90 градусов, и сейчас самолет свалится в спираль, а до земли метров сто... Но нет, авиагоризонт показывает крен около 45 градусов. Многовато, но не смертельно. Наконец курс 220, выравниваюсь, лихорадочно щелкаю тумблером посадочных фар, гашу скорость, выпускаю закрылки. И не успеваю: вижу две полосы уже почти под собой. Точнее, не так: вижу торцы двух полос почти под собой. Одна чуть левее, другая - значительно левее. Огней подхода нет, мокрые полосы бликуют, скрывая посадочные знаки. На левую или на правую? Вроде, когда я здесь был, мы летали с левой. Да и до левой дальше, S-образный маневр поможет слить высоту. Решено: садимся на левую. И - бинго! Вот они, знаки! Значит, память не подвела! Перед касанием приходится поддать газу, зато посадка получается совершенно невесомая. Полоса огромная, широченная. Цессна, наверное, выглядит на ней, как стрекоза на гладильной доске. Разворачиваюсь по широкой дуге и ползу сквозь дождь к началу полосы, на стоянку, расположенную около ангара. Жесть... В следующий раз с погодой надо повнимательнее... PS Скриншоты, разумеется, постановочные. Но я постарался как можно точнее воспроизвести и погоду, и ситуацию.
  2. 1 point
    Привет вам, мои старые знакомые! Знаю, что многие из вас ждали именно эту книгу. И я долго и упорно шел к этому дню. Постараюсь оправдать ваши ожидания. Привет, мои новые знакомые! Я пишу книги для вирпилов. Это моя четвертая книга. Первые три: «737. Мой первый лайнер», «747. Системы и практика», «777. Системы и практика». (Может, что-то из этого вам попадалось.) Надеюсь, вам понравится мой подход к материалу, мой языки отношение к предмету. Я снова приглашаю вас в путешествие. Книгу можно найти там, где и все остальные: http://store.malukhin.ru/?product=9785950050411
  3. 0 points
    В конце 70-х прилетели в Гурьев- пустой аэродром с железкой на случай бд. Подходит к нам солдат и озираясь по сторонам ( чтобы свои не услышали) спрашивает: " Вот я 2 года хожу ДСП, скоро дембель, а что такое ДСП я не знаю. А у других спросить уже стыдно. Расскажите". Рассказал Виктор Ведерников. Пояснил Александр К. ДСП - дежурный по стоянке подразделения, только на аэродроме в светлое время суток и рабочие дни. В тёмное время суток и выходные берётся под караул. ****** Я служил на Чукотке, на авиабазе... и это случилось не по рассказам, а с нами, срочниками. Мы разгружали на складе СВиБ простые бомбы, 250 кажись кило и одна выпала из ЗиЛа-131 на площадку бетонированную... Мы тут же присели на корточки и позакрывали голову руками... потом долго ржали с этого.... Рассказал Зяма Иванов. Пояснил Валерий. Ну насчет бомбы, обычная бомба тоже не изорвется при падении на взлете, т.к. есть на бомбе предохранитель, на головной части, вертушка, которая от скоростного потока раскручивается и ставит взрыватель на боевой взвод. Те, кто упали просто неграмотные. Падение бомбы на стоящем на земле самолете не редкость, по разным причинам, все это должны знать. Ну упала, да и упала, заново повесили на держатель. Но как байка пойдет. ****** У меня батя в советские времена был замначальника отдела комплектации и снабжения в КБ "Скорость" (КБ Яковлева) и как-то сопровождал Камаз с деревянными макетами подвесного вооружения для продувки в ЦАГИ. Бомбы, ракеты и подвесные баки. Ну и по всем традициям жанра на повороте у поста ГАИ, в районе Балашихи, лопается стяжка и бортовой Камаз начинает ронять все это в сторону бледнеющего постового. Его еле откачали потом... Рассказал Alex Smirnov. ****** У Як-38 была автоматическая система принятия решения о катапультировании пилота и на испытаниях случилось несколько несанкционированных отстрелов экипажа на взлетном вертикальном режиме, без видимых на то причин. Проблему искали больше года и под микроскопом. Оказалось, что на взлетном режиме, частота оборотов двигателя совпадала с резонансной частотой пружинок в реле блока управления и от вибрации, контакт разгонялся и ложно срабатывал. Поменяли пружинки на пожестче и проблема ушла) Рассказал Alex Smirnov.
×
×
  • Create New...