Перейти к содержимому






Фотография
- - - - -

Солнечный (UNYS)

Написано Miracle , 05 December 2014 · 938 views

Эта история началась с обычного, ничем не примечательного телефонного разговора. Мой хороший знакомый из Красноярска, Матвей, обмолвился, что продает свой Ан-2, есть и покупатель, но он в Норильске, и перегонять туда самолет ему категорически некогда.
- Не жалко продавать? - поинтересовался я.
- Жалко, конечно... Но еще больше жалко, что он стоит на приколе и не летает. У меня сейчас без него забот по горло. Пусть лучше послужит хорошему человеку, чем сгниет на стоянке.
- Ясно. А что, перегнать совсем некому?
- Да в том-то и дело. Все мои приятели-летчики тоже по уши в делах: один бизнес раскручивает, другой дом строит... Сам понимаешь, ни денег, ни времени... Так что, видать, не сложится...
- А если я перегоню? Доверишь?
- А допуск на тип есть у тебя?
- Летал на таком когда-то...
- Слушай!.. Век благодарен буду! Приезжай!
- О'кей, только насчет отпуска договорюсь. Честно говоря, сам истосковался по штурвалу, да и машина... У меня с ней многое связано. Полетаю на ней с удовольствием.
- Ну лады, договорились. Решай там с отпуском и звони, буду ждать.
- Позвоню.

Долго ли, коротко ли, а в начале сентября я две недели себе выгрыз. И еще за неделю до отпуска начал зубрить РЛЭ, восстанавливая в памяти давно позабытые режимы и ограничения.
И вот наконец рейс Москва-Домодедово - Красноярск приземлился в аэропорту Емельяново.
Едва войдя в здание аэровокзала, я увидел Матвея, радостно махавшего мне.
Дождались багаж, коротая время за разговорами, и я совсем было уже собрался выйти на стоянку такси, как Матвей, хитро прищурившись, увлек меня в противоположную сторону, обратно на летное поле.
На стоянке для мелких нас дожидался ослепительно-белый Robinson R-22.
- Видал на чем летаю теперь? Пр-р-р-рошу! - и Матвей хозяйским жестом распахнул пассажирскую дверь.
Я закинул дорожную сумку в багажное отделение и уселся на кресло. Матвей закрыл дверь, обошел вертолет, сел на пилотское кресло и включил зажигание.
Через несколько минут мы были уже в воздухе и направлялись к Красноярску.
- Надеюсь, ты не слишком устал? - спросил Матвей.
- Напротив, отдохнул в полете.
- Сыт?
- Более чем.
- Тогда не возражаешь, если мы прямо сейчас махнем в Солнечный? Хоть успею покатать тебя по кругу, покажу основные ориентиры. Завтра будешь сам-с-усам, у меня времени уже не будет, извиняй...
- Прекрасно! Давай.
На горизонте уже раскинулся Красноярск, Матвей направил вертолет левее, к его северной оконечности.
- Видишь вон тот квартал слева? - Матвей ткнул пальцем в группу высоток, стоявших особняком. - Это и есть микрорайон Солнечный.

Прикрепленное изображение

Дома приближались, и вскоре я заприметил летное поле, занимавшее огромный пустырь между Солнечным и Красноярском.

Прикрепленное изображение

Матвей распрощался с Красноярск-Кругом и запросил Солнечный.
Бортов кроме нас в воздухе не было, поэтому диспетчер милостиво разрешил нам заход по-вертолетному прямо на стоянку.

Прикрепленное изображение

Через минуту мы приземлились неподалеку от АДП, около которого стоял старенький ПАЗик.

Прикрепленное изображение

Ротор еще вращался, когда мой неугомонный приятель уже вытащил меня из кабины и поволок к стоянке, на которой виднелся целый выводок Ан-2 - шесть штук!
- И что, все летают?
- Почти все.
- Заметно, что Ан-2 был у вас популярен, много бортов сохранилось. У нас в Подмосковье нигде такого не увидишь - чтоб шесть штук на одном аэродроме... Который наш-то?
- Вот этот, краснокрылый.
Матвей открыл дверь, и в нос нам ударил запах застоявшегося воздуха. Да, видно, что самолетом давно не пользовались.
- Располагайся, я сейчас, - и Матвей исчез.

Я забрался в кабину, такую родную и такую подзабытую, расположился в правом кресле и стал с нежностью разглядывать приборную панель, пьедестал, трогательно обшарпанные штурвалы и потертую кожу.
Впрочем, сиденья были перетянуты, и вообще вид у самолета был весьма бодрый, заметно, что его любили и за ним следили.
Вскоре снаружи появился Матвей, он направлялся к самолету еще с одним человеком, судя по всему, с техником.
Подойдя к самолету, они открыли створки капота, и вскоре я почувствовал легкие толчки. "Выворачивают свечи", - догадался я.
Оставив техника возиться с двигателем, Матвей принялся за предполетный осмотр, попутно снимая чехлы и заглушки.
Вскоре капоты были закрыты, Матвей появился в проеме двери кабины и упёр руки в боки:
- Та-а-ак, и что это мы делаем на правом кресле? Ну-ка марш на левое! Сейчас будем запускать. Погоди, дай только контровку сниму.
Сняв и убрав контровку штурвала и педалей, он согнал меня с насиженного места и плюхнулся на него сам. Напялил гарнитуру, щелкнул тумблерами АКБ, преобразователя и радиостанции.
- Солнечный, добрый день, 55721, стоянка семь, разрешите запуск.
- 721, запуск разрешаю, - отозвался диспетчер. - Давление 751 миллиметр.
- Давление 751 миллиметр, запуск разрешили, - подтвердил Матвей и повернулся ко мне, все еще стоящему в проходе.
- Давай, садись, запускаемся! Цигель, цигель! - поторопил он.

Ну уж дудки. Поспешишь - только людей насмешишь. Торопиться я не собираюсь.
Сев в кресло, я первым делом демонстративно отрегулировал его по росту, а потом не торопясь стал вспоминать последовательность запуска.
Прежде всего проверил, что стоп-кран открыт, обогрев карбюратора выключен, а винт полностью облегчен.
Открыл топливные баки в положение "сумма", накачал альвейером 0,25 кгс/см3, крикнул механику провернуть винт.
Винт рывками пошел, а я тем временем сделал несколько качков заливным шприцем. Вроде, пока все правильно.
После этого я начал горстями включать тумблеры, пропуская только освещение.
Ну, вроде, и все, можно запускать.
Щелкнул тумблером "Запуск", крикнул в форточку "От винта!", дождался ответа "Есть от винта!" и включил стартер на раскрутку.
Загудел маховик, заплясала стрелка амперметра. Через несколько секунд она поползла вниз, а звук маховика повис на одной ноте: вышел на рабочие обороты.
Перещелкнул тумблер на "сцепление", и едва лопасти сделали один оборот, включил магнето.
Сначала показалось, что двигатель не завелся. Но нет: один-два цилиндра подхватили, двигатель зафыркал, из патрубков выстрелил сизый дым сгоревшего масла, и вот уже один за другим стали подключаться остальные цилиндры. Через несколько секунд двигатель ровно и добродушно затарахтел. Запустились!
Я выключил тумблер "Запуск" и включил генератор. Покосился на амперметр: зарядка пошла. Отлично.

Пока стрелки указателей температур медленно ползли вправо, я пощелкал переключателем баков, дав двигателю по минуте поработать то на левом, то на правом. Убедившись, что температура уже почти рабочая, приоткрыл створки капота и маслорадиатора и, увеличив обороты, проверил работу магнето.
Все в порядке, можно лететь.
- Ну что, прошу?
- Проси.
- Солнечный, 721, разрешите занять предварительный.
- Занимайте, 721, взлетный курс 220 градусов.
- Занимаю, 721.

Техник выбивает колодки, снимаю со стояночного, прибавляю газ, боковым зрением следя когда самолет покатится, выжимаю правую педаль и, едва самолет трогается с места, жму рукоятку тормоза. Раздается скрип тормозов, и самолет... едет прямо! Причем, резво так едет!
Сдергиваю газ и изо всех сил давлю на тормозной рычаг, с ужасом наблюдая, как диск нашего пропеллера угрожающе приближается к капоту противоположного Ан-2.
Не доезжая всего нескольких метров, наш самолет наконец останавливается.
Черт, совсем забыл предупредить, - извиняющим тоном произносит Матвей. - На этой машине тормоза плохо берут, рулить надо крайне осторожно.
Я в ответ только молча укоризненно качаю головой.

Откуда-то набегают люди, заталкивают нас хвостом вперед обратно на стоянку.
- Давай заново, - говорит Матвей. - Только осторожно!
Чуть дыша, играя газом и тормозами, взмокнув от напряжения, я выруливаю наконец со стоянки, чуть не снеся консолью один из самолетов. И только на рулежке перевожу дух.
- Слушай, а ты уверен, что хвостовое колесо не заблокировано? - недоверчиво спрашиваю я, косясь на тумблер и лампочку блокировки.
- На этом борту блокировка сто лет как не работает, - "успокаивает" меня хозяин.
Доехали до конца рулежки, опять короткая, но яростная схватка с тормозами, и наконец занимаем предварительный.
- Солнечный, 721, разрешите занять исполнительный.
- 721, занимайте исполнительный, ветер 180 градусов 3 метра в секунду.
- 721, занимаем исполнительный, условия приняли.
Глянув на всякий случай налево-направо, выкатываемся на полосу, выпускаем закрылки во взлетное положение. Готовы? Вроде, готовы.
- 721, разрешите взлет.
- Разрешаю, 721.
- Взлетаем.
Плавно вперед сектор газа, самолет, взревев, набирает скорость, на 60 км/ч, отдав штурвал от себя, поднимаю хвост, на 100 км/ч Ан легко отрывается от полосы.
- 721, взлет, левым по схеме.
- Выполняйте, 721, третий доложите.
- Третий доложу, 721.
Сразу за полосой - обрыв, ландшафт резко проваливается вниз. По альтиметру 50 метров высоты, на самом деле - почти 100. Как с авианосца взлетели.

Однако, эмоции в сторону. Убираю закрылки, устанавливаю номинал, на 100 метрах начинаю первый разворот.
- Дорогу под нами видишь? - перекрывая шум мотора слышится в наушниках голос Матвея. - Это Енисейский тракт. Иди над ним или параллельно. А вон развязка на нем впереди. На ее траверзе выполняешь второй.
- Понял, - киваю я.

Прикрепленное изображение

Напротив развязки, почти уперевшись носом в какую-то промзону, начинаю второй разворот.
- Теперь держи между высоковольтной подстанцией и заводом, - командует Матвей. - Это КрАЗ. Только не Кременчугский автомобильный, а Красноярский алюминиевый!
- Угу.

Прикрепленное изображение

Высота уже 200, убавляю режим до крейсерского. Наконец есть минутка оглядеться. Слева виден аэродром, с которого мы поднялись минуту назад, справа - раскинулся по берегам Енисея красавец-Красноярск.
Не успел перевести дух, как уже подходим к третьему.
- Солнечный, 721, на третьем, конвейер.
- 721, конвейер разрешаю, готовность доложите.
- Готовность доложу, 721.
Поехали третий.

Прикрепленное изображение

- Теперь сюда смотри. Во-о-он кирпичный завод, видишь? Держи левее, на траверзе завода - четвертый.
- Ясно.
Убавляю режим до 500 мм рт. ст. и 1500 оборотов в минуту, переводя самолет в снижение. На четвертом нам надо иметь 100 метров высоты.
- Закрылки выпусти на 15, - советует Матвей.
И действительно, к тому времени когда кирпичный завод вползает в правое окно, альтиметр показывает аккурат 100 метров высоты.

Прикрепленное изображение

А слева виден аэродром.

Прикрепленное изображение

Закрылки 30, винт облегчить, фары... Па-а-аехали!
- Солнечный, 721, к конвейеру готов.
- Конвейер разрешаю, 721.
- Разрешили конвейер, 721.

Планирую, но перед торцом растут деревья, и мне приходится немного "подтянуть", чтобы не задеть вершины.

Прикрепленное изображение

Наконец самолет мягко касается травы, закрылки 15, взлетный... на колу мочало, начинай сначала.

Уффф...
К третьему кругу я был мокрый как мышь и уставший, как шахтер в забое.
Можете со мной не соглашаться, но мне кажется, что самый тяжелый, самый выматывающий полет - это не бреющий полет и не полет в СМУ, а круги. Нет ни минуты, чтобы перевести дух. Постоянно чем-то занят: крутишь штурвалом, меняешь режимы, управляешь механизацией, ведешь связь... Круги плотные, время спрессовано, руки и голова еще не привыкли к самолету, постоянное напряжение - как бы чего не забыть...

Наконец, круге, наверное, на пятом, Матвей сжалился:
- Ладно, хватит на сегодня. Проси посадку, заруливай на стоянку.

Прикрепленное изображение

Опять борьба с тормозами, и опять я проигрываю: самолет стоит в стороне от стоянки, да еще и наискось.

Прикрепленное изображение

- Леший с ним! - машет рукой Матвей. - Выключаемся. Попрошу мужиков, они его вручную потом закатят. Ориентиры все запомнил?
- Да.
- Обратным стартом - все то же самое, только третий - над развязкой, а четвертый - над кладбищем.
- Над чем??
- Над кладбищем, - пожал плечами приятель.

Spoiler


В город ехали на такси, в молчании. Не знаю о чем думал Матвей, а я обсыхал и переваривал. Отвык я от машины, отвык... Ничего, восстановим навыки...

Назавтра я был на аэродроме с самого утра.
Ан-2 стоял ровно и чинно, как ни в чем ни бывало. Думаю, Матвей мужиков не обидел, сделали.
Отомкнул дверь, обошел самолет, провел предполетный осмотр, снял заглушки и чехлы. В задумчивости остановился около лопасти.
Стоп.
А кто ж мне винт-то провернет?
Я беспомощно огляделся. Аэродром как вымер. Ну правильно, сегодня понедельник... Может, и есть кто из техников, да ищи его-свищи... Да и кто знает какие из них прикормленные, а какие - нет. Попадешь еще в неудобное положение...
Ладно, чай не барин, сам проверну!
Ну и бегал потом между кабиной и пропеллером, у нищих слуг нет! :)
Ничего, запустил.

Взлетный курс в этот день как раз противоположный был, 040. Но это все условности: ветра практически не было. Над Красноярском повис мощный сибирский антициклон, со штилевой погодой и абсолютно безоблачным небом. Бабье лето. Последнее теплое "прости".
Так приятно было сидеть в прогретой солнцем кабине, поглядывая на расстилающийся слева Красноярск.

Прикрепленное изображение

И как-то оно легко пошло в этот раз. Может, потому что один был?
Сделал три круга и понял, что навыки вернулись.

Ну, только к тормозам так до конца и не привык :)

Прикрепленное изображение

Но, в общем, можно лететь.

  • 3



На скрине R-22 только))
    • 1
  • Жалоба

Балин, во я тормоз :)

Спасибо, исправил.

 

Может, не только по тексту, но и по сути замечания есть?

Ты ж знаешь, я критику всегда только приветствую :)

    • 0
  • Жалоба
А я вычеркнул себя из числа критиков)). написано отлично, читаю)
    • 0
  • Жалоба

Ну спасибо на добром слове :)

 

Просто когда делают замечания, я исправляю ошибки и расту. А когда все молчат - расти некуда :)

Когда начинал летать в ВАТСИМ, замечания под моими тогдашними опусами помогли мне избавиться от многих ошибок.

 

Так что критике буду только рад :)

    • 0
  • Жалоба
Фотография
TURBOdt11
Dec 05 2014 19:02

Мне понравилось, жду продолжения!

    • 1
  • Жалоба

Ну вот ,теперь можно и проверить ,правильно ли я запускаю ан-2,хороший урок для новичка ! Спасибо.

    • 0
  • Жалоба
Pankrat, я сам не уверен, что правильно его запускаю :) РЛЭ читал, видео смотрел, но вживую ни разу не запускал. Мог и наврать где-то.
    • 0
  • Жалоба

если запустился, значит правильно)

    • 0
  • Жалоба