Перейти к содержимому






Фотография
- - - - -

Самолет против танка

Написано IgorSamson , 18 August 2012 · 3326 views

Самолет против танка

Изображение
Автор: Олег Растренин
В настоящее время вряд ли можно представить себе боевые действия сухопутных войск без непосредственной огневой поддержки самолетов-штурмовиков и истребителей-бомбардировщиков, составляющих основу тактических ударных сил боевой авиации.

Если боевые самолеты были освоены до Первой мировой войны, то танки, совместившие в себе подвижность, защищенность и огневую мощь, появились уже в ходе войны. Несмотря на то, что первые образцы танков были еще несовершенными и выходили из строя большей частью не по боевым причинам, они вполне оправдывали свое назначение. Включение большой массы танков в боевые порядки пехоты сделало возможным отказ от длительной артиллерийской подготовки атаки, проложило пехоте дорогу через проволочные заграждения и первую линию окопов противника. Это позволило сократить потери своих войск и снизить общие затраты материальных ресурсов для прорыва оборонительных позиций неприятеля.
Естественно, появление нового средства ведения войны не могло не вызвать противодействия. Первый известный случай атаки танков низколетящими самолетами был отмечен 16 августа 1917 г. во время боев в районе Ипра (третье сражение во Фландрии). В этих боях союзные войска для прорыва германской обороны массированно использовали танки (на участке прорыва в 4 км действовало 216 танков), поддержанные пехотой и авиацией, а немецкие воздушные силы впервые применили свои штурмовики против танков.
Борьбу с танками германские штурмовики вели бомбами и пулеметным огнем (бронебойными пулями калибра 7,92 мм типа А.Р. со стальным сердечником). Насколько успешной была противотанковая борьба немецких экипажей, сказать трудно. В типовых условиях боев бронирование танков союзников вполне обеспечивало защиту от поражения бронебойной пулей типа А.Р. при стрельбе с низколетящего самолета. Например, 16-мм лобовая и 12-мм бортовая броня наиболее массовых танков союзников — британских танков Mk.IV и Mk.V — не пробивались такой пулей на всех дальностях стрельбы. Броневой лист крыши этих танков толщиной 8 мм поражался с дистанции до 400 м, но только при нормальном попадании, что в боевых условиях было невозможно. Единственным средством борьбы с танками у немецких штурмовиков оказались осколочные авиабомбы, но они имели малую эффективность ввиду низкой вероятности попадания в танк и недостаточной бронепробиваемости осколков. Описан, по крайней мере, один случай, когда английский танк остановился после обстрела его немецким самолетом.
Изображение
С операцией у Камбрэ в ноябре— декабре 1917 г. во время контрнаступления 2-й немецкой армии связывается зарождение тактики общевойскового боя, основанного на взаимодействии пехоты, артиллерии, танков и авиации. Удар английской 3-й армии 20 ноября на участке фронта около 12 км обеспечивался 1009 артиллерийскими орудиями, кавалерийским корпусом, 1000 самолетами и 378 боевыми и 98 вспомогательными танками.
Массированное использование танков, взаимодействующих с авиацией и артиллерией, позволило англичанам в первый же день сражения продвинуться на 10 км вглубь германской обороны, взяв в плен 8000 солдат и захватить 100 орудий противника при своих потерях 1500 солдат и офицеров. Многочисленная английская авиация, работая впереди боевых порядков танков и «огневого вала» артиллерии, с бреющего полета наносила бомбоштурмовые удары по артиллерийским и минометным позициям, пехоте и штабам неприятеля, чем обеспечивала полное расстройство войск противника до подхода своих танкистов и пехоты и способствовала успешному решению последними поставленных боевых задач.
Наземным командованием не ставилась задача борьбы с немецкими подвижными противотанковыми заслонами (взводы автомобильных зенитных пушек и полевых пушек, установленных на грузовиках) ввиду еще не отлаженного в должной мере взаимодействия танков и авиации в наступлении.
8 августа 1918 г. стал переломным днем в истории боевой авиации. На рассвете этого дня под Амьеном свыше 1108 английских и французских самолетов (из общего числа 1904 самолетов, привлекаемых к операции) на бреющей высоте атаковали германские войска на фронте в 40 км, расчищая дорогу пехоте и танкам (атаку пехоты поддерживали 511 танков различного типа) 4-й английской и 1-й французской армий: «Все небо над полем сражения было занято множеством самолетов, бросавшихся в атаку на все замеченные ими цели. Авиация атаковала с бреющих высот автоколонны, обозы, головные железнодорожные станции, артиллерийские позиции, скопление пехоты на поле боя, пулеметные гнезда, забрасывая позиции противника связками гранат, бомб и расстреливая из пулеметов. Отдельные самолеты атаковали противотанковые пушки, помогая этим продвижению танков и броневиков. Резервы 2-й германской армии подверглись штурмовым атакам на подходе к полю боя. Действуя впереди танков, самолеты ставили дымовые завесы, сбрасывая фосфорные бомбы перед укрепленными деревнями и лесами, имея целью скрыть приближение танков. ..Действуя на небольшой высоте с наступающими войсками, самолеты неоднократно увлекали пехоту, сламывая сопротивление пехоты и тем самым содействовали успеху...»
Лавине самолетов союзников немцы смогли противопоставить лишь 365 боевых машин (из них 140 истребителей и всего 18 штурмовиков). В итоге фронт 2-й германской армии был прорван, а моральный дух немецкого солдата сломлен.
К особенностям боевых действий самолетов-штурмовиков союзных армий в этом сражении можно отнести активную борьбу с противотанковой артиллерией немецких войск.
Во время боя 8 августа было установлено, что сразу же после прорыва главной линии обороны противника танки союзников наталкивались на сильную противотанковую оборону немцев, тогда как артиллерия уже не могла поддерживать их огнем. В результате танки несли большие потери. Из 415 танков типа Mk.V и Мк.А, введенных в сражение на направлении главного удара 4-й английской армии, задень было потеряно 100 машин (24%), причем около половины — в результате прямых попаданий артснарядов.
После тщательного анализа обстановки командование воздушными силами союзников для авиационного сопровождения танковых батальонов выделило по одной эскадрилье истребителей и дневных бомбардировщиков.
Авиагруппа танкового сопровождения должна была вести воздушную разведку впереди наступающих танков и при обнаружении артиллерии противника пулеметным огнем и бомбами уничтожать прислугу и сами орудия, обеспечивая тем самым беспрепятственное продвижение своих танков. Кроме того, экипажи группы, чтобы скрыть приближение танков, ставили дымовые завесы, сбрасывая фосфорные бомбы перед опорными пунктами противника. Каждому пилоту авиагруппы выдавалась карта, на которой были отмечены вероятные районы сосредоточения противотанковой артиллерии противника.
Последующие бои показали, что дневные бомбардировщики оказались совершенно непригодными для борьбы с противотанковыми средствами противника и несли, по сравнению с истребителями, большие потери.
В очередной раз подтвердился тезис, что для эффективной борьбы с сильно защищенными целями на поле боя требуется специальный самолет-штурмовик с хорошей защитой жизненно важных частей самолета и с мощным вооружением.
Таким образом, в ходе Первой мировой войны возникло противостояние самолета и танка. В дальнейшем в локальных военных конфликтах задача борьбы с танками приобретала все большую остроту, но к концу 1930-х гг. еще не стала доминирующей в кругу всех боевых задач авиационной поддержки войск.
Авиационными средствами поражения танков к этому времени, да и в ходе всей Второй мировой войны, являлись бомбы, ракетные снаряды и снаряды авиационных пушек. При этом наиболее точным средством поражения являлось пушечное вооружение.
Эффективность поражающего действия каждого вида средства поражения определяется не только их конструктивными параметрами, но и условиями боевого применения и главным образом — характеристиками поражаемости (уязвимости) конкретных типов танков, для поражения которых они применяются.
При оценке эффективности действия авиации по танкам необходимо учитывать следующие обстоятельства.
Во-первых, калиберные и подкалиберные бронебойные снаряды авиационных пушек периода Второй мировой войны содержали очень мало взрывчатого и зажигательного вещества. Поэтому фугасное и зажигательное действие таких снарядов было незначительным. В этой связи пробитие бензобака с последующим возгоранием и взрывом было не частым явлением, особенно для танков, оснащенных дизельными двигателями.
Дело в том, что высокая вероятность взрыва бензобака имеет место только в том случае, если бензобак в момент пробития его снарядом наполовину пуст и снаряд после пробития попадает в область, заполненную парами бензина. В этом случае пары бензина воспламеняются и, так как процесс горения паров бензина протекает лавинообразно со скоростью, превышающей скорость звука, происходит взрыв. Если снаряд после пробития бензобака попадает в область, где находится бензин, то взрыв, как правило, не происходит. Бензин свободно вытекает, и его возгорание носит характер вторичного явления. То есть, если вытекающий бензин попадает на раскаленные участки двигателя или в бензобак следом за первым попадает второй снаряд, зажигающий бензин, и т. д. Вероятность зажигания, а тем более, взрыва дизельного топлива во всех случаях была на порядок ниже, чем бензина.
Основное поражающее действие бронебойных снарядов сводится к пробитию брони и нанесению осколками снарядов и выдавленной и отколотой (с внутренней стороны танка) брони повреждений приборам и оборудованию внутри танка, а также к выведению из строя экипажа танка. При этом более легкие подкалиберные бронебойные снаряды после пробития брони за счет потери значительно большей части своей кинетической энергии (по сравнению с калиберными снарядами) наносят внутри танка существенно меньшие повреждения, чем калиберные. Кроме этого, оставшейся кинетической энергии подкалиберных снарядов не хватает и для инициирования детонации боекомплектов танков. Опыт войны показал, что попадание снарядов малого калибра в боекомплект танков различного типа весьма редко приводило к его детонации. Более того, боекомплекты легких танков, вооруженных, как правило, пушками небольшого калибра, вообще не детонировали даже в полигонных условиях.
Существенные поражения каткам, агрегатам и механизмам силовой установки, трансмиссии и другим деталям ходовой части танков, выводящие последние из строя, наносили лишь бронебойные снаряды калибра 37 мм и выше. Во всех остальных случаях поражение танка было возможно только при попадании снаряда в чистую броню.
Отметим, что вывод из строя элементов ходовой части и силовой установки мог лишь на время обездвижить танк, который, если его не добивали более мощными средствами поражения (например, противотанковыми артсистемами крупного калибра), вскоре снова вступал в бой. Другими словами, уничтожить танк из авиационной пушки периода Второй мировой войны практически было очень сложно, и можно с уверенностью говорить лишь о вероятности выведения танка из строя.
Во-вторых, при оценке бронепробивных свойств той или иной авиационной артсистемы, установленной на конкретном самолете, следует учитывать, что при стрельбе в воздухе начальная скорость снаряда увеличивается на величину, равную скорости пикирования самолета. При этом, повышенная скорость снаряда у цели обеспечивает и большую бронепробиваемость при одних и тех же дистанциях стрельбы. В этой связи кривые бронепробиваемости снаряда пушки, полученные путем отстрела на земле, необходимо перестроить в соответствии с реальными скоростями встречи снаряда и углами пикирования самолета при стрельбе из этой пушки в воздухе и уже по ним оценивать действительную бронепробиваемость снаряда.
Изображение
Например, в случае установки на самолет Fw-190 пушки калибра 15 мм типа MG151/15, бортовая танковая броня толщиной 20 мм будет пробиваться бронебойным снарядом к этой пушке при углах пикирования 35—40° с дальности 500—600 м. В случае наземной стрельбы эта же броня при тех же углах встречи снаряда с броней (угол между направлением полета снаряда и нормалью к броне танка) пробивается с дальности 120—200 м.
Кроме этого, при оценке реальных возможностей пушечного вооружения по поражению бронетанковой техники при стрельбе в воздухе необходимо учитывать и следующие показатели: потеря высоты на вводе в пикирование и на выводе из пикирования; средняя перегрузка, испытываемая летчиком на пикировании и выходе из него; минимально допустимая высота по условиям безопасности полета и маневрирования самолета после выхода из пикирования, а также поражения самолета осколками от разрыва своих снарядов.
Эти показатели определяют возможную дальность открытия огня и дальность до цели в момент прекращения огня, что в совокупности с характеристиками бронепробиваемости установленной на самолете артсистемы определяет область возможных атак самолета по танку (угол пикирования, дальность открытия действительного огня, продолжительность ведения действительного огня).
В-третьих, далеко не каждый снаряд, выпущенный в условиях стрельбы в воздухе, обеспечивающих пробитие брони, и попавший в танк, в действительности пробивает броню. Более того, не каждый снаряд, пробивший броню, выводит танк из строя. Поэтому для надежного поражения танка (вывода из строя) необходимо обеспечить не менее трех пробоин. При этом для каждого типа танка будет свое число необходимых попаданий снарядами данного калибра при условии, что снаряд вообще способен пробить броню танка. Кроме того, необходимо учитывать, что бронебойных снарядов в очереди, как правило, около 70% (иногда 50%) и среди попавших в танк снарядов могут оказаться и осколочные снаряды. Это увеличивает число попаданий в танк, потребное для его поражения.
В-четвертых, при оценке поражающего действия бронебойных снарядов необходимо учитывать их рикошетирующие свойства. Суть явления состоит в следующем. При встрече снаряда с броней под некоторым углом в момент удара появляется сила сопротивления, приложенная к снаряду в точке контакта и проходящая через центр давления (находящимся впереди центра тяжести снаряда), которая стремится развернуть снаряд в ту или иную сторону относительно брони, уменьшая или увеличивая угол встречи. Если эта сила проходит правее центра масс снаряда, то в момент удара на снаряд будет действовать момент сил, стремящийся отклонить ось снаряда в сторону нормали к поверхности брони. Если же сила проходит левее центра масс, то возникает денормализующий момент, разворачивающий снаряд в сторону от поверхности. В этом случае снаряд будет рикошетировать, т.е. отскакивать от брони. При этом вероятность рикошетирования тем выше, чем больше относительная длина головной части снаряда и угол встречи снаряда с броней и чем меньше расстояние между точкой контакта и центром массы, а также чем меньше момент инерции снаряда и выше прочность брони.
Материил с сайта http://military-jour...-07-28-06-00-20

  • 1



Хорошо написано, но поздно. Рудель бы знал, то перквалифицировался бы в танкиста.
    • 1
  • Жалоба

Декабрь 2016

П В С Ч П С В
   1234
567 8 91011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Recent Comments

Categories